Наш WhatsApp номер +447448355330
1

Революции происходят из-за глупости и подлости власти

1Российское общество сейчас проходит ту же эволюцию, что и в ходе Первой мировой войны

Революция – форма политических и социальных изменений, когда другие формы по каким-то причинам невозможны. Обычно революции противопоставляют реформам: если реформы по невозможны, тогда изменения могут реализоваться в форме революции.

Какой революция окажется – бескровной и прогрессивной или кровавой, ведущей к гражданской войне и социальному регрессу – зависит от стечения обстоятельств.

К немедленному прогрессу не приводит ни одна революция: все без исключения провоцируют упадок и дезорганизацию. Но следствием некоторых революций, далеко не всех, оказывается ускоренное развитие, хотя таких гарантий нет. Это зависит от стечения обстоятельств, от характера тех сил, политический групп, которые пришли к власти, от их волевых усилий, от их способности следовать определенному плану, в конце концов от международного окружения.

Русская революция 1917 года была явлением автохтонным, коренным. Конечно, немецкая сторона была заинтересована в выходе из войны, но сказать, что только немцы учредили эту революцию или что за всем плохим, за всеми заговорами и революциями стоят англичане – абсолютная чепуха.

Революция-1917 была явлением общероссийским, национальным. Другое дело, что внешний фактор всегда присутствует, но совсем не так, как у нас принято считать. Те, кто устраивал Февральскую революцию, хотели создать конституционную монархию, своей моделью видели современный им Запад.

 

Все революции выступают за справедливость, но желательно, чтобы была какая-то конкретная историческая форма идеала, к которой стремятся революционеры – кроме царства утопии, освобождения и справедливости.

Последняя грандиозная революция, которая у нас прошла в 1991-ом году – распад СССР. Что двигало этой революцией? Запад был примером. Люди наивно полагали, что стоит им избавиться от коммунистов, провозгласить демократию – и блага прольются на них рекой.

Последняя украинская революция, «революция достоинства», началась с того, что Янукович отказался подписать соглашение об ассоциации с Европейским союзом. Это была классическая реакция общества.

Но есть такая аксиома: мы знаем, что на входе в революцию есть определенные силы – левые, правые, власть; но что будет в ходе самой революции и что будет на выходе из нее, каковы будут ее последствия – этого мы сказать не можем.

Можно говорить о том, что в Октябре-1917 у большевиков получился быстрый прогресс. Они решили те задачи, которые уже решили западные общества, но решили их поистине варварскими способами. Они спрессовали решения, на которые у Запада ушло полтора столетия, за 30-40 лет ценой колоссальных жертв.

Большая часть этих жертв не была необходима. Эти жертвы вытекали из большевистской идеологии и созданной ими системы управления.

Здесь важно понимать, что большевикам удалось создать самую совершенную в мире машину социального подавления и угнетения – машину социальных репрессий. Это был их инструмент прогресса. Согласитесь, в этом есть противоречие. Если вы прогресс осуществляете с помощью социального подавления, то его плоды будут очень сомнительны, как в конечном итоге и оказалось с Советским Союзом.

Если вы хотите изменить природу человека, а большевики пытались это сделать, рано или поздно эта природа вам отомстит.

 

Ход самой революции, ее развитие зависят от случайности и личности. Если во главе движения не оказывается нескольких или даже одного решительного человека, обладающего авторитетом, способного возгласить «Вперед!», революции не будет. И мы будем читать в учебниках по истории, что были просто некие волнения.

Временному правительству в 1917 году не повезло, что во главе большевиков оказался Ленин. Если бы его не было, большевики бы не выступили, Временное правительство совершенно точно бы удержалось.

Именно Ленин пользовался таким авторитетом, обладал такой бешенной энергией, что смог переломить большевистское руководство и настоять на немедленном вооруженном восстании. Абсолютно точна оказалась его знаменитая фраза: «Вчера было рано, завтра – будет поздно».

Это был величайший день в его биографии – когда он, правильно оценив ситуацию, подтолкнул большевиков к действиям. Он изменил ход истории в прямом смысле этого слова. Это был его личный триумф.

 

Сейчас у нас совершено очевидная историческая параллель с 1917 годом. Кризис, в который мы вошли, беспрецедентен. Понятно, что это надолго. У людей появляется мрачное ощущение, что это навсегда, на всю жизнь. Они начинают думать: черт возьми, а что нам тогда терять? Если люди вдруг ощущают, что терять им нечего, никто не знает, как они себя поведут. И власть этого не знает, и ее это очень беспокоит.

Мы буквально стоим перед неким серьезным разворотом массового сознания. Сейчас оно держится только на лояльности к президенту Путину. Путин – то, что скрепляет общество. Российское государство – это пирамида, которая стоит не на основании, а на вершине, это перевернутая пирамида. И в вершине – Путин. Он пользуется авторитетом, он все это удерживает. Но рано или поздно и его авторитет будет поставлен под сомнение.

К революциям всегда ведут действия власти, а не заговоры, инициированные извне, или оппозиция. Глупость и подлость власти – это то, что прокладывает дорогу к революции.

Можем ли мы назвать современную власть в России очень умной и очень честной? При всем желании ее восхвалить это вряд ли возможно. Даже у самых яростных симпотизантов таких слов не найдется.

Хорошо заметно, что общество в своем отношении к власти сейчас проходит ту же эволюцию, что и в ходе Первой мировой войны. Она началась с восторженного патриотического подъема, потом этот подъем сменился озабоченностью, потом – ненавистью к власти.

Сейчас мы видим, что патриотический подъем спадает. Проблема Крыма не занимает общественное сознание, Украина – то же, проблема Сирии – тем паче.

Происходит некий сдвиг в общественном сознании. Люди не понимают, причем здесь внешняя политика, если в обществе такие серьезные проблемы.

Достаточно посмотреть социологию, и мы увидим, что население беспокоят низкие доходы, безработица, развал социальных подсистем. Им навязывают внешнюю политику, а ее бессмысленность вызывает нарастающие вопросы: Сирия – для чего? Штурм Алеппо – для чего все это? Кто нам угрожает из Сирии?

 

Дорогу к революции торят именно действия власти и глупости ее ошибок. Нигде в мире начало революции еще не было предсказано. Это принципиально не поддается предсказанию. Это в книжках по истории мы читаем про объективные закономерности, но когда ты живешь в этой ситуации – никаких объективных закономерностей ты не видишь. Это потом уже мы их находим.

Массовые волнения возможны. Это не означает, что они неизбежны, но это то, что может произойти, вероятно, уже в 17-году.

При этом говорить о возможной гражданской войне не приходится, потому что у российского общества нет для этого энергетического потенциала.

Но массовая динамика непредсказуема – это аксиома. Сегодня люди говорят, что доверяют власти, а завтра эти же самые люди окажутся на площади, потому что у них накипело, наболело. И достаточно любого повода, чтобы это прорвалось. Но мы не знаем, где и когда это этого ждать – не существует подобных аналитических методик, чтобы это спрогнозировать. Можно только точно сказать, что риски возрастают.

 

Автор: Валерий Соловей
Источник: publizist.ru

2 comments

  1. Обозреватель мировой прессы

    Армия Эрдогана вошла в Сирию, чтобы уничтожить режим Асада.
    Турецкий удар в спину трансформировался в пинок под зад.
    Многоходовочка!

    https://twitter.com/NashaCanada/status/803667478383562752

Leave a Reply

Вы можете оставить комментарий как зарегистрированный пользователь или без регистрации, но в последнем случае ваш ник не может быть закреплен за вами. Комментарии содержащие ненормативную лексику, оскорбления будут удалены. Текст набранный заглавными буквами, слишком длинный комментарий также не пройдут.